Санитарно-оздоровительные мероприятия в нашем лесхозе.

Сухой треск, затем шорох — и вот уже огромная сосна на земле. Внешне ничем не отличается от тех, что красуются на соседней опушке. Но, уверяют специалисты, — толку с нее уже не будет. Более того, если сегодня ее не убрать, то завтра это дерево заразит другие. Точнее — не оно само, а его квартиранты — тысячи трехмиллиметровых короедов, которые очень быстро вытянут из бедолаги все соки и тут же примутся за соседние сосны. А потому — рубить и точка!
 На языке лесников это называется санитарно-оздоровительными мероприятиями зараженных участков. На территории Червенского лесхоза выявлено повреждений от вершинного короеда на площади 108 га. И это не окончательная цифра. Рубить будем и дальше. Под топор идут не только ржавые безжизненные деревья, но и вполне, на первый взгляд, здоровые и зеленые.

Рыжая крона — это уже последняя стадия. Если короед заселил дерево недавно, к примеру, неделю назад, то хвоя может мало чем отличаться от здоровой. Она может быть зеленой, но, к примеру, не блестящей, а матовой. Правда, заметить такие незначительные изменения, даже профессионалу порой непросто: короед сначала поражает тонкие веточки на самой верхушке дерева — а это десятки метров над землей. Рассмотреть такие метаморфозы с земли не возможно.

Методы ранней диагностики — это проблема, над которой сейчас работают ученые, и практики лесоводы. Очень важно подобрать алгоритмы, чтобы реагировать на самых ранних стадиях заражения, пока короед еще не успел необратимо повредить древесину. Стволы деревьев сосны вредители превращают в густонаселенный город-лабиринт. Чем интенсивнее в «городе» жизнь, тем быстрее умрет дерево. Когда короед точит древесину, то перерезает все проводящие ткани, по которым идет питание от корней к верхушке — и дерево просто погибает от голода.

В последние три года работы у лесников значительно прибавилось. Если раньше при плановых рубках делянки разрабатывались по плану, то теперь приходится рубить не там, где запланировали, а там, где появился очаг.

Вырубить зараженный лес — полдела. Не менее важно потом разобраться с порубочными остатками, в которых буквально кишат вредители. Самый действенный способ — сжигать. Но не всегда это возможно из-за сухой погоды. Поэтому, можно мульчировать: специальная машина перемалывает все в труху и перемешивает с землей, после этого у короеда нет никаких шансов — он погибает. Удовольствие это, правда, не из дешевых. Почва при мульчировании минерализуется и создаются благоприятные условия для естественного восстановления леса на местах рубок

Короед в хвойном лесу был всегда, только в очень малых количествах, потому что сосны были здоровыми. В здоровое дерево этот вредитель не полезет — там смола.

 В последние годы уровень грунтовых вод понизился. В результате корневой системе хвойных престало хватать питания. Из-за недостаточного питания снижались метаболические процессы. И, самое главное, — выработка терпеновых масел, главного компонента живицы — смолы, которая и противостоит короеду. Вредитель неимоверно живуч и размножается в геометрической прогрессии: 500 короедов могут произвести потомство в количестве 1 тысячи особей, да еще и дважды за сезон. Прекрасному самочувствию жука благоволит и среда его обитания: живет под корой, которая защищает его от мороза и перегрева, птиц и химических препаратов.
 Проводились различные семинары, совещания как на областном, так и республиканском уровне. Как оказалось, ничего нового не придумали - рецепт «от короеда» у всех на сегодня один - своевременная вырубка, вывозка древесины и уничтожение порубочных остатков.